Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Алан Брэдли. Сорняк, обвивший сумку палача. Копченая селедка без горчицы.



Второй и третий романы из серии про непоседливую английскую девочку, любительницу химии и детектива поневоле (точнее, по воле автора). Начало 50-х, британская провинция, в провинции – потихоньку разоряющееся поместье, где живет типичный британский папа-сухарь-аристократ-филателист с тремя относительно несносными дочками (одна из них – и есть главная героиня), а вокруг периодически происходят всякие кровавые, но, в общем-то, довольно забавные (несмотря на наличие трупов) ужасы. Забавные, потому что Брэдли сочиняет не типичные для жанра кошмары с интригой, а ловко скрашивает их хорошим английским юмором (а переводчик его ловко переводит на русский) – ну, примерно как если бы Джерома приделать к Дойлю и добавить толику Троллопа (кстати, упоминаемого в одной из книжек) с примесью Джейн Остин и Мэри Шелли. Выходит и элегантно, и забавно, и увлекательно, и трогательно, и душевно.

Не знаю, как это получается у достаточно немолодого канадского мужчины – влезть в шкурку одиннадцатилетней английской девочки (пусть не по годам саркастично-ироничной и не по годам глубоко – хоть и узко – образованной) и оттуда, из этой шкурки, убедительно рассказывать остроумные истории... Одиннадцатилетним девочкам я бы эти книжки не посоветовал, но дети чуть постарше могут получить удовольствие. Если не боятся крови и ценят юмор.

А уж взрослые – точно насладятся.

И, кстати, Брэдли грозится написать еще три романа.

Александр Окунь, Игорь Губерман. Книга о вкусной и здоровой жизни.

Шикарная книга! Вкусная и здоровская.
На треть она состоит из кулинарологических эссе (и про времена дня, и про времена года, и про географию выпивки…), перемежающихся рецептами.
Вот, процитирую блестяще-остроумное рассуждение о зависимости искусства от национальной кухни:
«Что будет с человеком, если на ночь он объелся сосисок, капусты, зайца в сливах, гороха, бобов, жирной свинины и все это запил пивом?
Да, именно отсюда кошмары Босха, Брейгеля и Грюневальда».
На треть она состоит из рецептов блюд еврейской кухни, потешно оттрактованных с «аналитически-семиотическим» подходом. Блюд как существующих традиционных (например, чечевичная похлебка «Первородство» или форшмак «Виленский гаон»), так и новоизобретенных в рамках концепции – к примеру, коктейль «Песнь песней», рецепт которого не могу не процитировать:
«50 г водки «Абсолют», еще 50 г водки «Абсолют», веточка розмарина».
И на третью треть книжка состоит из прекрасных рассказов Окуня. Перемежающихся, ясное дело, рецептами.
И, увы, интегрированные в текст (сбоку) «гарики» Губермана показались мне не очень уместными – словно кто-то, перебивая говорящего, вставляет свои реплики, далеко не всегда глубокомысленные, но всегда старательно демонстрирующие крайнее глубокомыслие. Реплики изредка остроумные, но по большей части – довольно банальные. Поскольку банальность перевешивает, то и редкие перлы ощутимы слабо. Очень прикольные иллюстрации, понадерганные из каких-то ретроэнциклопедий (или отчасти стилизованные под них). С первого взгляда приколы не раскалываются, но если приглядеться взглядом вторым, то можно обнаружить, что вместо виллы Адриано, где гонят знаменитую граппу, изображен дом Пашкова, а вместо кафе Тортони в Париже нам показывают станцию метро «Кропоткинская». Это не считая неопознанных мавзолеев, пагод и зиккуратов, под которыми также стоят радикально неадекватные подписи. Портрет Кобзона заменяет какой-то турецкий на вид писатель, а место Пугачевой занимает господин из семнадцатого века в пышном парике.
Не прикольно, увы, то, что и в четвертом, исправленном и дополненном издании некоторые собственные имена названы с ошибками (это уж не отнесешь к авторской фиге в кармане). Ну, и в кулинарном опусе (пусть и семиотическом) «тирамису» и «табаско» надо бы писать без ошибок.

Игорь Клех. Книга еды.

Смело можно подставить эту книжку на полочку некулинарных кулинарных книг*, где с разной степенью достоверности и выполнимости приводятся рецепты, но главное – не в них, а в сопутствующих им рассуждениях, воспоминаниях и прочих непобочных продуктах литдеятельности.

*На моей полочке уже стоят рядком:
Вайль и Генис. Русская кухня в изгнании.
А.Найман, Г.Наринская. Процесс еды и беседы.
И даже Вагрич Бахчанян, который вообще не кулинарен (в смысле наличия рецептов, зато весел и концептуален). «Не хлебом единым» называется.
Стоял бы Сергей Пархоменко, он же - cook, но он еще цельно не издан – пока что его кулинарные околоколонки публиковал Большой Город и публикует WeekendЪ, но ваш непокорный слуга питается надеждой, что главный ред большой издательской группы всяко себя напечатает, и будет это хорошо.
Еще, наверное, кто-то еще стоит на полочке, но сразу не вспоминается… Напомните? Похлебкина и Молоховец не предлагать.

О соленых израильских огурцах – с почти возмущением.

Намедни ваш непокорный слуга обнаружил (и купил, конечно же) в супермаркете соленые огурцы израильского производства. Из праздно-кулинарного интереса купил. Учитывая количество бывших СССР-СНГ-обитателей на территории Израиля, количество мало-мальски опытных засольщиков огурцов в стране должно приближаться к… ну, сами посчитайте, к какому числу. Однако обнаруженный в банке продукт ни формой (что не так уж и важно), ни, главное, вкусом не соответствовал даже самым заниженным представлениям продвинутого юзера о том, каков должен быть соленый огурец.
Подозрение первое: в Израиле не растут хрен и укроп. Опровергните, израильтяне! Этого ж не может быть! А, если растут – то почему их нет ни в рассоле, ни в указанных ингредиентах? (В ингредиентах туманно указаны лишь некие «специи»). Всякие базилики с эстрагонами – дело вкуса, но без хрена и укропа соленый огурец – он же сам не свой!
Подозрение второе: может, огурцы не той породы? В банке находились овощи, заостренные с двух сторон и с непривычным соотношением «длина/диаметр» - похожие на длинные парниковые, только раз в десять меньше.
Одно утешение (тем, для кого кашрут имеет значение): продукт кошерный. Слабоватое, правда, утешение…
А эти супермаркеты за собственноручно засоленные огурцы (разложенные по «кулинарийным» лоточкам) берут такие деньги, словно их засолили руками членов совета директоров этих супермаркетов.
Обойдемся маринованными…

О выставочно-достиженческо-народно-хозяйственном общепите и этноспекуляции.

Несколько дней назад злодейка-судьба (хоть и не без личной инициативы набивающего эти строки) забросила его на те просторы, где ранее (сильно ранее) демонстрировались псевдодостижения, а ныне – чего только не демонстрируется. В том числе достижения кулинарно-кустарной промышленности, с которыми радушные арендаторы порываются ознакомить всякого туда входящего.
Не минула чаша сия и нас со товарищем. Нагулявшись вдосталь, стали мы голодны. И тут из роскошного павилиона прямо на нас алчущих выходит чернявый человек в золотых украшениях и бархатных штанах, и распахнув радушные объятия, ласково зазывает откушать шашлыков и прочих яств. Внимательно осмотрев вашего непокорного слугу, он вопрошает: «А не земляки ли мы с вами, уважаемый?». Не являясь ни в коей мере ксенофобом, но одновременно являясь старательно честным человеком, слуга ваш ответствует: «Да, боюсь, что, увы, нет, как ни прискорбно», ибо кавказские лейкоциты и эритроциты не присутствуют в его крови, насколько ему известно, ни в малейшем проценте. «Э-э-э, уважаемый, а к Израилю разве не имеете отношения?» - деликатно осведомляется чернявый гостеприимец. «А что, вы таки имеете?» - не спросил, сдержавшись, ваш непокорный слуга, но вместо того в ответ уклончиво покачал головой, не покривив душой в разумных пределах. Стоит отметить, что на момент беседы (да и по сей день) слуга этот больше похож на Чингисхана, временно исполняющего обязанности генерал-губернатора, нежели на ортодоксально-потенциального потребителя блюд еврейской кухни – уж что он там разглядел, этот трактирщик?.. «Шалом! Так у нас тут все для своих, и шашлычков кошерненьких щас нажарим!» Кошерненькие шашлычки были свиные и осетриные (то бишь, осетровые). Справедливости ради замечу, что бараньи ребра также имелись.
Короче, выбрал я осетринки, а спутник мой, по поводу которого целовальник поинтересовался: «Он тоже из наших?» и получил утвердительно-неуверенный ответ - тот бараньих ребер вознамерился откушать.
В результате наша национальная толерантность была чудовищно поругана. Килограмм костей старого барана и полкило безкостной (но явно второй свежести и основательно обветренной – как старый шкипер) осетрины были мгновенно разогреты в микроволновке (не на мангале же их за пять минут зажарили?). Особенно удались овощи, и то лишь по причине нетронутости их поваром – они были помыты да порезаны, только и всего – ни одна микроволна их не окатила! Давненько не едал я такой дряни…
Две вещи скрасили нашу трапезу: первая – это посконно-русский сбитень, приготовленный точно не на месте его подачи и распития, и явно с соблюдением санитарных норм, вторая – это обращение нашего брюнета-корчмаря к дефилирующим мимо лицам китайской национальности на китайском же языке. После чего моя интернациональная душенька осталась довольна (не едой, так хоть выводами). «Просто этот не сильно честный человек спекулирует на этнических самосознаниях – ну, в самом деле, не может же еврей еврея гадостью накормить? Даже если жертва отнюдь не похожа на хасида? Да хоть бы и не еврей она, эта жертва, хоть бы даже и потомок татаро-монголов? Ну, не можно на этом наваривать (и уж тем более – наразогревать в микроволновке)!..» Утешившись сим благоприятным для лиц семитской национальности выводом, мы бросили (хотелось в лицо, да воспитание не позволило) на стол две с половиной тысячи легковесных, но честно заработанных рублей и удалились со слегка понадруганными, но в целом сохранившимся чувствами собственных достоинств.
Предпоследний раз вашего непокорного слугу подобным образом нае… то есть, обманули лица национальности турецкой, в городе Стамбуле. Но и то – всего лишь на какие-то деньги, но не на радость от вкушения еды. Да и евреями они не назывались, кстати… Но это уже совсем (не совсем, но…) другая история.

О схуге и хариссе. Любителю левантийской кухни на заметку.

О чудо! Забредши в магазин «Седьмой континент» вчера ночью (то есть уже сегодня) ваш непокорный слуга с удивлением, переходящим в восторг, обнаружил на прилавках оного – что бы вы думали? Именно – доселе отсутствующие в московской продуктовой природе приправы схуг и харисса. Счастью слуги не было предела. Схуг по-йеменски, харисса (она же ариса) по-мароккански, или наоборот – как оказалось, это не важно*. Производство израильской компании Shamir, той, что уже давно радует российского потребителя в моем лице хумусом и баклажанами в майонезе.
*А не важно это оказалось потому, что ваш непокорный слуга не смог, как ни старался, схуг от хариссы отличить. И в той, и в другой плошечке оказался совершенно одинаковый продукт, во как! Счастья немного поубавилось, но не сильно. Недиверсифицированный продукт вполне съедобен, остр, перечно-чесночен, ароматен, etc, etc, etc. И вполне позволяет менее периодично мучить разнообразных израильтян и примкнувших к ним евреев просьбами привезти пару баночек с исторической родины.

Просьба слезная, но альтруистичная!

Может, кто из опытных лжеюзеров просветит старика Гешефтера? Имею много разных музык, коими хотел бы поделиться - причем, не то чтобы дико известные, но много, много хороших. Но не имею умения. Куда и как выложивать? Можно бы спросить в ориентированных на это сообществах, но в download cd хамят, в ru classical, похоже сидят такие же овощи, как и ваш покорный слуга. Если кто пришлет пошаговую инструкцию для дебилов - старик будет благодарен по приближающийся гроб жизни!